Семейные группы Нар-Анона Тверского региона
Найти:

Что такое Нар-Анон?

Семейная группа Нар-Анона в первую очередь существует для тех, кто познал чувство отчаяния в связи с проблемой наркомании очень близкого человека.

Когда вы приходите в семейную группу, вы больше не одиноки, а среди настоящих друзей, понимающих вашу проблему, как никто другой.

Наша программа предлагает не религиозный, а духовный образ жизни, основанный на Двенадцати Шагах Нар-Анона.

Мы предлагаем вам принять эту программу и ее Двенадцать Шагов со всей серьезностью. Она помогает нам так же, как программа Анонимных Наркоманов помогает наркоманам.

Семейные группы Нар-Анона — это всемирное содружество тех людей, на чью жизнь повлияла наркомания близкого человека.

Мы предлагаем помощь, делясь опытом, силой и надеждой, применяя программу «Двенадцать Шагов». Используя программу «Двенадцать Шагов» Нар-Анона и изменяя собственное отношение к проблеме, мы несем послание надежды людям, даем им понять, что они больше не одиноки.

Наши правоустанавливающие документы:

Нар-Анон — всемирное содружество, которое охватывает:

0
стран мира
0
городов России
0
групп Нар-Анона в России

Наша задача

Всем людям в мире, на кого повлияла наркомания близкого человека, мы несем послание надежды.

Мы делаем это так:

— даем этим людям понять, что они больше не одиноки;

— применяем программу «Двенадцать Шагов» Нар-Анона;

— поддерживаем духовный рост служением;

— распространяем информацию о программе в печати, лечебных и иных учреждениях, на веб-сайтах;

— изменяем собственное отношение к проблеме.

(Голубой буклет «Нар-Анон. Семейная группа», 2014 г., переведено с разрешения © NFGH Inc.).

Нужен ли Вам Нар-Анон?

Задайте себе следующие вопросы и ответьте на них максимально честно.

  1. Находите ли вы, что вы оправдываете, покрываете кого-то или лжете ради кого-то?
  2. Есть ли у вас основания не доверять этому человеку?
  3. Становится ли вам все труднее верить его/ее объяснениям?
  4. Лежите ли вы без сна, волнуясь об этом человеке?
  5. Если это – ваш ребенок, то часто ли он или она прогуливает школу без вашего ведома?
  6. Если это – ваш супруг(а), то прогуливает ли он или она работу и накапливает ли неоплаченные счета?
  7. Исчезают ли загадочно ваши сбережения?
  8. Остаются ли ваши вопросы без ответа, вызывают раздражение и разрушают ваши отношения?
  9. Задаетесь ли вы вопросами: «Что не так?» и «Моя ли это вина?»
  10. Вызывают ли обычные семейные размолвки неадекватную враждебность и агрессию?
  11. Заставляют ли вас подозрения следить за близким человеком, и боитесь ли вы того, что можете обнаружить?
  12. Отказываетесь ли вы под разными предлогами от общения, принося туманные извинения?
  13. Вам все чаще не хочется приглашать друзей к себе домой?
  14. Вызывает ли беспокойство об этом человеке у вас головную боль, потерю аппетита и чрезмерную тревогу?
  15. Легко ли раздражается этот человек по пустякам? Похожа ли вся ваша жизнь на кошмар?
  16. Вам неловко и стыдно обсуждать вашу ситуацию с друзьями и родственниками?
  17. Вы разочарованы, что ваши попытки контролировать ситуацию ни к чему не приводят
  18. Проявляете ли вы излишнюю заботу и стараетесь скрыть ситуацию?
  19. Пытаетесь ли вы улучшить ситуацию, но ничего не помогает?
  20. Отмечаете ли вы изменения в образе жизни и круге общения этого человека? Приходила ли вам когда-либо мысль в голову о том, что он и его друзья, возможно, употребляют наркотики?

Если вы ответили ДА на четыре или более из этих вопросов, Нар-Анон поможет вам найти ответы, которые вы ищете.

Взято из буклета «Страдаете от наркомании любимого человека? Нар-Анон предлагает надежду», 2014 г., переведено с разрешения © NFGH Inc.

Размышления на сегодня
Ежедневник ДОСН, 2014г., переведено с разрешения © NFGH Inc.
Я буду заниматься собой – своим распорядком дня, своими чувствами и своими потребностями. Я не должна отодвигать себя в сторону, я могу освободиться от негодования и гнева и наслаждаться мгновениями своей жизни.
«Преобразования приводят к изменению мыслей, чувств и поведения; но на самом деле процесс преобразования не связан с непосредственным изменением этих вещей, он требует большего – изменения в более широком смысле, то есть основополагающих представлений о природе вещей». – Мэрилин Шлиц-Мандэла, доктор философии